0 Ваша корзина
Сообщество
практикующих психологов,
гештальт-терапевтов
Построение успешной карьеры
психолога, гештальт-терапевта
Квалифицированные
психологические услуги

Кто-то слишком много ест или работа с интроектом

Винни-Пух… страшно обрадовался, увидев, что Кролик достает чашки и тарелки. А когда Кролик спросил "Тебе чего намазать — меду или сгущенного молока?" — Пух пришел в такой восторг, что выпалил: "И того и другого!"
— Теперь все ясно, — сказал Кролик, — ты застрял.
— Все из-за того, — сердито сказал Пух, — что выход слишком узкий!
— Нет, все из-за того, что кто-то пожадничал! — строго сказал Кролик. — За столом мне все время казалось, хотя из вежливости я этого не говорил, что кто-то слишком много ест! И я твердо знал, что этот "кто-то" — не я!...
Алан Милн. Винни-Пух и все-все-все

Интроекция - это механизм, посредством которого человек впускает внутрь себя некие идеи, установки, убеждения от другого человека без осознания, «переваривания» этого материала.

Ж-М. Робин в одной из своих лекций говорит о том, что интроекция – это процесс. Но в терапии мы чаще сталкиваемся с интроектами. Интроект – это результат процесса интроекции, то, что остается, когда произошла интроекция.

Интроект - это некое убеждение, на которое опирается человек. Но если его спросить на каком основании он так утверждает, на что опирается, он не сможет ответить, на чем базируется убеждение. В ответ мы можем услышать: «Потому», «Все так говорят», «Это все знают», «Такие вещи не нуждаются в объяснении», «Это и так понятно» и т.п.

То есть, человек делает что-то, но не понимает зачем. Более того, и мыслей не возникало обдумывать, зачем. Вроде внутри есть ясность, что это правильно.

Также интроекция – это замещение своей потребности чужой. Например, я вроде хочу чего-то, а мне говорят, что это нельзя, потому что «так никто никогда не делает».

Ж-М. Робин считает, что «…поскольку интроекция существует во всех видах человеческих отношений, то задача состоит в том, чтобы не потерять своей функции «Эго» в этих отношениях, своей способности осуществлять идентификацию и отвержение, чтобы продолжать осознавать эту способность».

На практике, для осознания клиентом своих интроектов я задаю следующие вопросы:

  • Почему ты это делаешь?
  • На что опираешься в своем убеждении?
  • Почему тебе важно делать/думать именно так?

Также я обращаю внимание на телесные сигналы. Клиент осознает интроект, сопоставляя его со своим физическим состоянием. При интроекте клиент может испытывать сильное напряжение в области рта и челюстей, горла и основания черепа, груди, верхней части спины и диафрагмы.

При работе с интроектом может появиться челюстно-горловое напряжение и рвотные позывы в животе, тяжесть в области желудка – когда «проглоченное рвется наружу».

Привычка к интроекции («ешь, что дают», «я лучше знаю, что тебе нужно» и т.п.) приводит к подавлению чувства отвращения, потере навыка опробования и отвержения неподходящей пищи, действий или отношений. Очень важна реабилитация чувства отвращения тошноты и даже рвоты. Отвращение - это маркер неперевариваемости, неприемлемости для организма.

О. Немиринский отмечает, что отвращение выполняет важнейшую функцию отвержения того, что не нужно.

Чтобы преодолеть интроекцию, необходим бунт. Он напоминает рвоту в прямом и переносном смысле, потому что человек освобождается от неприемлемого и чужеродного.

Существует много способов работы с интроектами:

  • создать у человека чувство, что выбор возможен, усилить различия между «Я» и «Ты» - составлять предложения о себе и терапевте;
  • создать условия, чтобы человек мог «заново» услышать то, что он сам изрекает;
  • предложить преувеличить интроект, несколько раз проговорить его вслух, осознавая свои чувства и мысли по этому поводу, говорить медленно, более громко или более тихо.

При работе с интроектами уместно задавать такие вопросы:

  • Для исследования и ассимиляции: Расскажи мне больше об этом. Откуда ты это узнал? Почему это важно? Что случится, если ты не сделаешь этого? Как именно плохо тебе будет?
  • Обращаясь к телу: Что за чувство, с которым ты говоришь это? Как пришел к этому убеждению? Как ты узнал о своем согласии? Где ты чувствуешь свое согласие? Есть ли в тебе части, которым не понравилось то, что ты сейчас сказал?

Если ответы из собственного «self», клиент будет чувствовать явный телесный компонент.

С прояснением настоящего клиентского ответа (в противоположность тому, как он был научен, что «должен» отвечать), появляется больше свободы, границы «self» становятся крепче и яснее.

В результате работы с интроектом, клиент может отвергнуть или частично принять интроект, создать новое решение или «разжевав», согласиться.

Литература:

  1. И. Польстер, М. Польстер «Интегрированная гештальт-терапия», М. 19961
  2. Дж. Кепнер «Телесный процесс», Воронеж 2008
  3. Лебедева Н., Иванова Е «Путешествие в Гештальт: теория и практика», М. 2005
  4. И. Польстер, М. Польстер «Интегрированная гештальт-терапия», М. 1996
  5. И.Булюбаш «Руководство по гешьаль-терапии», М..2004
  6. Ж-М.Робин « Гештальттерапия», «Мир гештальта», 1998
  7. О.Немиринский «Гештальт-терапия психосоматических расстройств: от симптома к контакту», Московский психотерапевтический журнал, 1997,1

 

Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Facebook
© 2015-2016 migis.org. All rights reserved.
{* *}