0 Ваша корзина
Сообщество
практикующих психологов,
гештальт-терапевтов
Построение успешной карьеры
психолога, гештальт-терапевта
Квалифицированные
психологические услуги

Мое одиночество

Когда мне было пять лет, я потерялась. Пожалуй, это был первый раз, запечатлевшийся в моей памяти, когда я остро ощутила свою отдельность и отрезанность от остального мира. Я, в слезах брела по огромному городу, ясно понимая, что осталась совсем одна и позаботиться обо мне больше некому...

Теперь, будучи взрослой, я иногда ловлю в себе это ощущение "потерянного ребенка": внутреннего приступа острой тоски и грусти. Я чувствую себя маленькой и брошенной, и от этого хочется свернуться калачиком и спрятаться. Я как будто не знаю, кто я, и как я здесь очутилась? Сегодня это случилось, когда я шла по слизкой осенней листве, обдуваемая промозглым сырым ветром по пустырю: издалека доносился рокот машинных двигателей, вдалеке пронзительно вскрикивали птицы, а с неба нависали серые стальные тучи. Я превратилась в ту маленькую пятилетнюю девочку, оставшуюся совсем одной в чужом незнакомом городе, среди больших равнодушных, не замечающих меня взрослых, проходящих мимо... Это бывает со мной и в толпе людей: в маршрутке или на собрании, в кафешке или в кино. Я называю его приступом острого одиночества.

Долгое время я страшилась его прихода. Возможно поэтому мне так важно было быть с кем-то, с кем-нибудь, все равно с кем - лишь бы не одной. Я отчаянно хваталась за отношения, которые уже были (о качестве большинства из них я умолчу) и так же боялась нового, незнакомого и чуждого. Или, наоборот, бросалась в крайности: множество знакомств, отчаянного импульсивного предъявления миру. Настоящий побег от одиночества, который все равно не помогает.

Мы одиноки - это факт: мы физически отделены от внешнего мира, никто не может очутиться внутри нас, и ощутить те же чувства, прожить те же ситуации, эмоции, погрузиться в точно такие же размышления. Феноменологическое восприятие и чувствование - неповторимы.

Так легко писать об этом. Такая простая истина! Но сколько же часов терапии и единиц психического проживания понадобилось мне, чтобы прочувствовать и осознать ее!

Странно, но после признания неотворотности одиночества, и его исследования, я начала больше ценить не столько себя и других, сколько пространство "между": его ощущения, наполенность, качество. До меня наконец-то дошло понимание и ценность Гуссерльского "leib": того, что есть не я и ты, а того, что мы создаем вместе, что незримо присутствует между нами, то, что можно ощутить в молчании, тишине, присутствии...

Одиночество живет внутри меня, оно есть. Что-то поменялось, не в нем, а в том, как я отношусь к нему. Моя пятилетняя "потеряшка" принята в семью. Одиночество приходит и уходит, а я просто позволяю ему быть. Тогда я слушаю моих любимых Sting или "Radiohead", а если получается, смотрю "Сладкий ноябрь" или еще что-то грустно-нежное. Мы породнились с одиночеством, теперь оно, и правда, стало моим, а при встрече с ним я как будто говорю ему: "Здравствуй, родное..."

Оксана Сыченко, психолог, гештальт-ориентированный психотерапевт, семейный и групповой терапевт.

Комментарии
Вконтакте
Facebook
Оставить отзыв
Ваш отзыв будет первым
© 2015-2016 migis.org. All rights reserved.